Выполняется запрос
Научно-практический журнал
+7 (929) 677-34-06

Регистрационный номер в Роскомнадзоре ЭЛ №ФС77-51827

Журнал включён в базу данных РИНЦ

В.П. Лютов. О компетенции экспертов в вопросах исследования защищённой от подделки печатной продукции

В. П. Лютов,

научный редактор научно-практического журнала

«Энциклопедия судебной экспертизы»,

кандидат технических наук,

старший научный сотрудник

(г. Москва)

 

Проанализированы публикации, посвящённые проблеме формулирования вопросов при назначении технико-криминалистических экспертиз документов, заключающихся в исследовании защищённой от подделки печатной продукции. Обоснована возможность решения экспертами, специализирующимися в области технико-криминалистической экспертизы документов, вопросов, касающихся исследования денежных билетов, ценных бумаг и иных документов строгой отчётности. Определена компетенция экспертов-документалистов, исследующих защищённую от подделки печатную продукцию.

 

Ключевые слова: защищённая от подделки печатная продукция; подделка документов; компетенция экспертов-документалистов; назначение экспертизы защищённой от подделки печатной продукции.

 

Л 96

ББК 67.53

УДК 343.983

ГРНТИ 10.85.31

Код ВАК 12.00.12

 

On the competence of experts in research issues of fake-proof printed products

 

V. P. Lyutov,

scientific editor of a scientific journal

«Encyclopedia of forensic examination»

Candidate of Technical Sciences

Senior Researcher

(city Moscow)

 

Analyzed publications devoted to the problem of formulating questions in the appointment of technical and forensic examinations of documents, consisting in the study of protected from counterfeit printed products. The possibility of solving is proved by experts specializing in the field of technical and forensic examination of documents, issues relating to the study of cash tickets, securities and other documents of strict accountability. The competence of documentary experts who investigate fake-protected printed matter has been determined.

 

Keywords: counterfeit printed matter; falsification of documents; competence of documentary experts; purpose of examination of a fake-proof printed product.

_____________________________________

 

В последнее время в литературе неоднократно встречаются попытки ревизовать методику исследования защищённой от подделки полиграфической продукции. Так, бывший заместитель начальника Саратовского юридического института МВД России С. Б. Шашкин в статье, опубликованной в 2002 году писал: «В зависимости от обстоятельств дела, подлежащих выяснению и доказыванию, эксперту могут быть поставлены вопросы, которые по своему смыслу сводятся к следующим: отличается ли представленный на экспертизу документ по известным эксперту способам изготовления от аналогичного с ним по назначению документа, полученного в условиях законного производства и с соблюдением комплекса технических требований, предусмотренных для данной продукции; если да, то в чем состоят отличия и каким способом выполнен поступивший на экспертизу документ?... Здесь следует обратить внимание на изменение редакции первого (основного) из выносимых на экспертизу вопросов. Например, в учебном пособии “Распознавание поддельных документов. Технико-криминалистический аспект” И. Б. Воробьева и Н. И. Маланьина рекомендуют ставить его следующим образом: “Изготовлен ли бланк документа (указывается конкретно: бланк водительского удостоверения серии АА № 643917; бланк диплома АБ № 131279 и т.д.) на предприятии Гознака?”. В работе “Криминалистическое исследование денежных билетов СССР. Материалы поддельных денежных билетов и методы их исследования” авторы формулируют главный из выносимых на экспертизу вопросов в том же смысле: “Изготовлен ли данный денежный билет производством Гознак?”. Д. Я. Мирский и С. Д. Павленко, рассматривая методику криминалистической экспертизы документов, снабжённых специальными средствами защиты от подделки, полагали, что “для выяснения обстоятельств совершения преступления следствию необходимо, чтобы эксперт-криминалист установил прежде всего, изготовлен ли представленный ему документ по технологии предприятий Гознака”. Однако поставленные таким образом вопросы не учитывают реальный уровень компетенции экспертов-криминалистов. Предприятиям, выпускающим документы особой важности, полностью раскрывать все используемые ими способы защиты запрещено по закону. Поэтому эксперты-криминалисты, изучавшие вопросы технической экспертизы документов по вузовскому курсу “Технико-криминалистическая экспертиза документов”, не могут в точном соответствии с экспертным заданием решить, изготовлен ли поступивший на экспертизу документ, денежный билет предприятием, входящим в производственное объединение “Гознак”.

Здесь важен и ещё один момент. В связи с увеличением международных контактов, либерализацией внешнеэкономических отношений на экспертизу направляются иностранная валюта, иностранные паспорта и иные документы, изготавливаемые за рубежом. Разумеется, эксперты могут быть и не осведомлены, да в этом, вероятно, и нет необходимости, о всех тех предприятиях, фирмах, на которых за рубежом выпускаются документы особой важности, в то же время традиционная постановка основного выносимого на экспертизу вопроса подразумевает указание конкретного предприятия-изготовителя. Вышеизложенные причины и обосновывают изменение его редакции» [1].

В 2003 году С. Б. Шашкин подтвердил свою позицию в вопросе назначения экспертизы денежных билетов и ценных бумаг: «В литературе рекомендуется другая [формулировка вопроса – прим В. Л.], например: “Изготовлен ли бланк документа на предприятии Гознака?”. Однако поставленный таким образом вопрос не учитывает реальный уровень компетенции экспертов-криминалистов. Предприятиям, выпускающим документы особой важности, полностью раскрывать все используемые ими способы защиты запрещено законом. Поэтому судебные эксперты, изучавшие вопросы технической экспертизы документов по вузовскому курсу “Технико-криминалистическая экспертиза документов”, не могут в точном соответствии с экспертным заданием решить, изготовлен ли поступивший на экспертизу документ, денежный билет предприятием, входящим в научно-производственное объединение “Гознак”» [2].

Аналогичное мнение высказывает начальник кафедры криминалистических экспертиз следственно-экспертного факультета Академии МВД Республики Беларусь И. А. Анищенко: «В криминалистической литературе рекомендуется при назначении технико-криминалистической экспертизы документов формулировать основной вопрос в следующей редакции: “Изготовлен ли денежный билет предприятием, осуществляющим производство денежных знаков и ценных бумаг определённой страны? Если нет, то каким способом он изготовлен?” Однако многие эксперты-криминалисты считают данный вопрос некорректным, так как ответить на вопрос в такой редакции практически невозможно. Во-первых, в соответствии с законодательством разных стран предприятия, выпускающие денежные билеты и ценные бумаги, не имеют права раскрывать все способы их защиты. Значит, эксперт не имеет полной и достоверной информации о способах защиты и, следовательно, подделки денежных знаков. Во-вторых, для решения данного вопроса необходимо наличие у эксперта образцов денежных знаков и ценных бумаг, аналогичных поддельным, для того чтобы провести сравнительное исследование. Важно чтобы подлинные денежные знаки были получены именно от производителя данной продукции, что практически невозможно из-за большого количества разновидностей денежных билетов». И далее: «В-третьих, при решении такого вопроса эксперт должен быть осведомлён о продукции всех предприятий, которые выпускают денежные знаки и ценные бумаги в государстве. Как свидетельствует практика проведения технико-криминалистической экспертизы, эксперт проводит исследование предоставленного поддельного денежного знака, сравнивая его с аналогичными образцами денежных знаков, изображёнными в справочной литературе. Однако литература в полной мере не отображает всех частных признаков денежных знаков и ценных бумаг, присущих конкретному производителю. Необходимо обратить внимание и на тот факт, что для проведения экспертизы может быть представлена иностранная валюта, которая редко поступает на экспертное исследование (фунты стерлингов, китайские юани и др.), и эксперты могут быть не осведомлены о всех тех предприятиях, которые её выпускают». [3]

Позицию С. Б. Шашкина поддерживает И. В. Потанина (стиль изложения сохранён): «Анализ практики производства экспертизы документов в различных регионах свидетельствует, что при направлении на экспертизу сомнительных бланков и денежных билетов следователи ставят перед экспертами вопросы в некорректных формулировках. Часто текст вопроса выглядит следующим образом: “Изготовлен ли бланк водительского удостоверения серии АБЕ № 6464333 на имя Иванова И. И. производством гознака?” “Изготовлен ли билет банка России АЯ № 343543 достоинством 50 рублей на предприятии гознака?”.

Некорректность таких формулировок очевидна: ведь с формальной точки зрения подобные вопросы можно интерпретировать как задание установить, где изготовлен объект (на фабрике гознака или в другом месте), что выходит за пределы специальных познаний эксперта-криминалиста. По существу же предполагается, что эксперт должен установить, каким способом изготовлены сомнительный бланк или купюра, т.е. выявить, отвечают ли их характеристики соответствующим характеристиками представленных на экспертизу образцов подлинных документов. Неточно сформулированный следователем и не откорректированный в дальнейшем экспертом вопрос, провоцирует последнего на адекватно неточный, недостаточно обоснованный вывод» [4].

Этого же мнения придерживаются преподаватели учебно-научного комплекса экспертно-криминалистической деятельности Волгоградской академии МВД России Н. Н. Шведова и К. А. Шведова (стиль изложения сохранён – В. Л.): «Больше вопросов, чем ответов вызывает решение экспертами весьма странной задачи – установление факта выполнения документа “не производством Гознак”, “не по технологии Гознак”. Такая задача предполагает, что эксперт-криминалист органа внутренних дел является компетентным специалистов в области “закрытых” полиграфических технологий, что не соответствует действительности. Ни одной образовательной программой по подготовке судебных экспертов по экспертной специальности “Технико-криминалистическая экспертиза документов” не предусмотрено изучение технологического производства Гознак, рассматриваются лишь общие вопросы наиболее распространённых специальных способов печати, позволяющие устанавливать способ нанесения изображений в документе, и не более. Поэтому считаем, что формулировка экспертных выводов в редакции “не производством/не по технологии Гознак” является выходом эксперта за пределы своей компетенции, что также делает заключение процессуально несостоятельным» [5].

При этом никто из процитированных авторов не называет источник, в котором приведены подвергаемые сомнению вопросы, касающиеся производства денежных знаков и определённых видов документов предприятием Гознак. А это – справочное издание, подготовленное головным экспертно-криминалистическим подразделением органов внутренних дел под редакцией тогдашних начальника ЭКЦ МВД России В. Ф. Статкуса и заместителя МВД России И. Н. Кожевникова [6].

Символично, что процитированные и им подобные публикации происходят спустя некоторое время с периода перестройки экономических основ нашей страны. Правы ли авторы процитированных публикаций? Можно ли согласиться с их мнением? В чём причина возникновения реформистских взглядов на проблему экспертизы защищённой от подделки полиграфической продукции?

Изготовление с целью сбыта, а также сбыт поддельных денежных знаков, иностранной валюты, а также государственных ценных бумаг (ст. 87 УК РСФСР), называемое в просторечии фальшивомонетничеством, существовало и до начала перестройки. Каждый год органами внутренних дел СССР изобличались один–два фальшивомонетчика, а порой – одна–две группы фальшивомонетчиков. Просто, доказывая всему миру устойчивость нашей экономической системы, в которой «нет места фальшивомонетничеству», об этом преступлении нельзя было рассказывать.

Вспоминается случай: в середине 70-х годов прошлого века в группу, специализирующуюся на исследовании денежных знаков в Центральной криминалистической лаборатории МВД СССР, заходит начальник лаборатории Г. Г. Царёв и объявляет: «Через час к нам прибудут на экскурсию работники ЦК ВЛКСМ. Так, запомните, фальшивомонетничества в нашей стране нет. Показывайте только поддельные дипломы и водительские удостоверения».

Налицо парадокс: в УК РСФСР статья есть, а преступления, квалифицируемые по этой статье, отсутствуют.

На самом деле подделка денег, иностранной валюты, государственных ценных бумаг (облигаций, аккредитивов) былá, причём, настолько активная, что через некоторое время возникла необходимость децентрализации производства экспертизы поддельных денег и ценных бумаг.

В системе МВД СССР были созданы кустовые лаборатории, на которые возложили функцию производства экспертиз денежных знаков и документов строгой отчётности. А поскольку производство такой продукции было прерогативой исключительно предприятий Гознака, то осуществлять взаимодействие с экспертами кустовых лабораторий, оказывать им помощь, снабжать информацией и образцами, осуществлять подготовку и повышение квалификации этих экспертов было довольно просто. Кустовые лаборатории были организованы в каждой союзной республике и в некоторых городах, располагающих крупными научными центрами. В каждой кустовой лаборатории экспертизой денежных знаков и ценных бумаг занимались только специально выделенные сотрудники: эксперт-криминалист и эксперт-химик, поскольку такая экспертиза является комплексной [7].

Так, например, в ОТУ МВД Белорусской ССР производство экспертиз денежных знаков и ценных бумаг было возложено на эксперта-криминалиста В. Я. Дащинского и эксперта-химика В. К. Саевича. Они, в свою очередь, подготовили замену перед выходом на пенсию – М. Логуновского и А. Левшенкова. В ОТУ МВД Украинской ССР производством экспертиз занимались эксперт-криминалист Н. В. Золотарь и эксперт-химик О. И. Гарбар, подготовившие смену – И. Писаренко и Л. Механошину. В ОТО МВД Латвийской ССР работали эксперты В. Китнар, Н. Борисова и В. Имунтс. В ОТО МВД Эстонской ССР – эксперт Ы. Я. Караск и А. Мондровский. В ОТО МВД Литовской ССР – эксперт В. Зеленов. В ОТО МВД Татарской АССР – эксперт Р. М. Хайбуллин. В ОТУ ГУВД Ленолбгорисполкомов экспертизой денежных знаков занимались О. Н. Владимирова, М. С. Стихина, Б. В. Фёдоров, Г. А. Леонтьев, Г. В. Мироненко. В ОТО ГУВД Мособлисполкома работали эксперты Ю. П. Трушкин, А. А. Проткин и др. В ОТО УВД Волгоградского облисполкома – эксперты С. И. Акимова и М. С. Шаов и т. д. Функционировали кустовые лаборатории и на Кавказе, и в Средней Азии. Экспертов кустовых лабораторий ежегодно собирали на семинары-совещания. Все эксперты отлично справлялись с возложенными на них функциями.

Распад СССР привёл к более глубоким изменениям, чем простое отделение союзных республик. Сотрудничество, взаимопомощь, доверительные отношения заменили меркантильность, апломб вышестоящих структур, корысть. В результате хорошо налаженные связи были утрачены. Защищённую полиграфическую продукцию (термин возник в ходе перестройки) стали исследовать кому не лень. Информацию эксперты, преподаватели стали получать из непроверенных источников. Интернет изобилует публикациями малограмотных доморощенных «экспертов». Это явилось первопричиной реформирования методики исследования защищённой от подделки полиграфической продукции.

Хотя, надо признаться, и раньше были попытки реформировать методику исследования денежных знаков и ценных бумаг. Их привносили малокомпетентные руководители экспертных служб. Так, в 1983 году один из руководителей подразделения во ВНИИ МВД СССР с педагогическим образованием, не имеющий опыта взаимодействия с оперативно-розыскными и следственными подразделениями, настаивал на изменении формулировки с «изготовлен ли денежный билет производством Гознак?» на формулировку «изготовлен ли денежный билет по технологии Гознака?». А на обращённый к этому руководителю вопрос экспертов: «Что даёт ответ “по технологии Гознака” или “не по технологии Гознака” следователю или оперативному уполномоченному подразделения БХСС?» последовал обескураживающий ответ: «Причём тут следователь или работник БХСС, экспертиза – это научная работа и она должна быть написана грамотно».

А как быть с браком Гознака или Бюро гравирования и печати Казначейства США? Свойства бракованных денежных билетов достаточно подробно описаны в работе [8]. Брак образуется в результате нарушения технологического процесса производства денежных билетов. Если в выводах заключения указать, что денежный билет изготовлен не по технологии Гознака или с нарушением технологии, любой следователь или оперативный уполномоченный воспримет такой денежный билет поддельным с вытекающими последствиями (возбуждение уголовного дела, производство следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, назначение повторной экспертизы, объяснение в прокуратуре, прекращение уголовного дела производством, объяснение в экспертно-криминалистическом подразделении).

В истории известен ещё более парадоксальный случай. В середине 70-х годов прошлого века на территории Ташкентской области был изъят из обращения «денежный билет» обозначенным достоинством 1 рубль (для сравнения: батон белого хлеба стоил 13 копеек, пакет молока – 16 копеек, стеклянная бутылка кефира – 15 копеек). «Денежный билет» был отпечатан способом орловской печати на бумаге – амбалаже (макулатурная бумага). Оказалось, что «денежный билет» вырезан из макулатурного листа, использованного на Гознаке для настройки печатной машины МРЛ-2 (орловской печати). И как квалифицировать такое изделие, если оно отпечатано на Гознаке и даже с соблюдением технологии Гознака (технология предусматривает использование амбалажа, а не тиражной бумаги, для приводки и приправки печатных форм в машине), но не является платёжным средством?

Отсюда вывод, что указание на «несоответствие денежного билета технологии Гознака», на факт «изготовления денежного билета не по технологии Гознака», на факт «изготовления денежного билета с нарушением технологии Гознака» несут в себе двусмысленность, неопределённость, не допустимую в юридическом языке.

Что делать следователю (либо оперативному уполномоченному) в случае получения заключения эксперта (справки об исследовании – в настоящее время заключение специалиста), содержащего подобные формулировки? Ответ того же руководителя экспертного подразделения: «Пусть следователь выясняет это на Гознаке». А зачем в таком случае нужна экспертиза? Следователи и работники оперативно-розыскных служб обращались в Главное управление Гознак и получали ответ: «Наша задача печатать, а задача экспертизы денежных билетов и прочих документов – вашей экспертной службы».

Нужны примеры? Пожалуйста! В середине 70-х годов на территории московского региона были изъяты 10-рублёвые денежные билеты, получившие впоследствии кодовое название «уральский вариант». Билеты были изготовлены на кустарно-отлитой бумаге и отпечатаны способом, имитирующим орловский способ. Качество денежных билетов для комплекса защитных элементов того времени было довольно высоким. У следствия возникло предположение о том, что денежные билеты – подлинные и представляют собой брак производства Гознак. В Главное управление Гознак была направлена делегация в лице начальника 4 отдела УБХСС ГУВД Мосгорисполкома В. К Сальникова, начальника отделения 4 отдела Г. И. Романишкина и сотрудника отдела исследования документов Центральной криминалистической лаборатории МВД СССР В. А. Пастухова. Сотрудники органов внутренних дел показали работнику Главного управления Гознак 10–рублёвый денежный билет с просьбой пояснить, является ли он подлинным или поддельным? Работник Главного управления Гознак вышел из комнаты с денежным билетом. Виктор Кириллович спросил у Пастухова: «Куда он ушёл»? Владимир Алексеевич пояснил: «Пошёл сравнивать денежный билет с подписным листом, то есть с тем листом, который утверждается “в печать”». Возвратившись, работник Главного управления Гознак подтвердил, что денежный билет изготовлен ими и он является подлинным. Владимир Алексеевич назвал работнику Главного управления Гознак ряд существенных признаков, отличающих денежный билет от подлинных, чем поставил работника в неловкое положение. (Сегодня, безусловно, уровень квалификации работников ПАО «Гознак» существенно возрос).

Гознак, как и любое другое полиграфическое предприятие решает прямую задачу: проектирование полиграфического изделия, технологическую схему его изготовления. Эксперты-криминалисты решают обратную задачу: реконструкцию технологического процесса по готовому полиграфическому изделию. Это несоизмеримо более сложная задача, нежели проектирование печатного изделия. Эксперты должны досконально знать весь технологический процесс, конструктивные особенности полиграфического оборудования с тем, чтобы, изучив оттиск (денежный билет, ценную бумагу, иной документ), на основе анализа признаков, правильно восстановить всю технологическую схему его изготовления.

Следующий вопрос: действительно ли эксперты-криминалисты не могут знать «секретные» технологии Гознака? Это вопрос о компетентности экспертов-документалистов. Их задача как раз и состоит в том, чтобы быть сведущими в любой области ТКЭД. Ибо если я чего-то не знаю, то это не означает, что этого не существует. Просто, я могу быть некомпетентным в конкретной области знаний.

В Московской типографии ГУ Гознак, в Московской офсетной печатной фабрике ГУ Гознак, в Пермской печатной фабрике ГУ Гознак, в Ряжской типографии ГУ Гознак, в других подчинённых Главному управлению подразделениях работали на инженерных должностях выпускники Московского Ордена Трудового Красного Знамени полиграфического института (впоследствии реорганизованного в Московский государственный университет печати, а затем вообще упразднённого). Инженерам-технологам, инженерам-механикам, инженерам-электромеханикам в полном объёме преподавали технологию и машиностроение полиграфической отрасли.

В конце 50-х годов прошлого века в НИИМ МВД СССР приглашена на работу инженер-технолог полиграфического производства Л. А. Чередниченко, внёсшая огромный вклад в развитие технико-криминалистического исследования документов, изготовленных полиграфическими способами. В 1974 году в Центральной криминалистической лаборатории МВД СССР была создана группа, специализирующаяся на исследовании документов, изготовленных полиграфическими способами. Группа состояла из специалистов – химиков-материаловедов и инженеров-полиграфистов.

Естественно, и инженеры-производственники Главного управления Гознак и эксперты – инженеры-полиграфисты в процессе обучения получили одни и те же знания в области полиграфических технологий и машиностроения. А полиграфия, она и в Африке – полиграфия. Во всём мире при изготовлении денежных знаков и ценных бумаг производители применяют близкие технологии и, кстати, не скрывают их. Достижения в области банкнотопечатания регулярно освещаются в изданиях, доступных широкому кругу читателей, например, в журналах «Водяной знак», «Банкноты стран мира», в справочниках ООО «Кей Инфо Системс». Специфика ГУ Гознак состояла только в эксплуатации машин орловской печати МРЛ-2, использующихся до середины 80-х годов прошлого века, и машин металлографской печати. Остальные машины, задействованные в технологическом процессе – обычные полиграфические машины. Использование, допустим, печатного оборудования Де ля Рю–Джори, не представляет «чёрного ящика» для экспертов, имеющих полиграфическое образование, а, благодаря их деятельности, – экспертам-документалистам и химикам, подготовленным в системе экспертно-криминалистической службы МВД СССР.

Здесь, истины ради, следует заметить, что и в системе ГУ Гознак некоторые сотрудники занимались изучением признаков способов печати и доводили их до сведения специалистов полиграфической отрасли промышленности [9, 10].

В отличие от полиграфистов-производственников, как было отмечено выше, эксперты-криминалисты вооружены аналитическими техническими средствами, позволяющими успешно решать обратную задачу реконструкции технологического процесса изготовления любого полиграфического изделия. Конечно, если эксперт вооружён только лупой, он даже способы печати не сможет правильно определить, не говоря уже о более глубоких исследованиях.

Вопреки утверждению С. Б. Шашкина, нет закона, запрещающего «предприятиям, выпускающим документы особой важности, полностью раскрывать все используемые ими способы защиты». Каждое предприятие, имеющее лицезию на производство защищённой полиграфической продукции само решает вопрос о том, какой объём информации можно довести до пользователей. Закрытой является содержание машиносчитываемых признаков, хотя размещение самих MR-меток, их внешний вид не являются закрытыми.

По-поводу отсутствия образцов денежных билетов и прочих документов, защищённых от подделки, у экспертов-документалистов, исследующих такую полиграфическую продукцию, вопрос решается просто: в силу компетентности в решении вопросов, касающихся исследования такой продукции, экспертам-профессионалам достаточно иметь описания с иллюстрациями образцов. Об этом сообщалось в литературе [11, 12].

Что касается программы подготовки экспертов-криминалистов, то в Московском университете МВД России рабочая программа дисциплины «Технико-криминалистическая экспертиза документов» включает тему 6 «Исследование защищённой полиграфической продукции», в рамках которой курсанты изучают все способы изготовления печатной продукции, защищённой от подделки, а так же способы подделки её, ибо нельзя познать способ подделки, не зная способа изготовления подлинного документа.

Об уровне подготовки экспертов-документалистов в Московском университете МВД России говорит следующий случай. На международной выставке «Полиграфинтер» курсанты, уже изучившие технологии полиграфии, обратились на стенде полиграфической фирмы к представителю этой фирмы. Услышав их вопросы, он заявил: «Всё ясно, вы студенты полиграфического института!» Каково же было его изумление, когда он узнал, что перед ним будущие эксперты-криминалисты.

Специалисты в области изготовления защищённой от подделки печатной продукции во всём мире давно уже поняли, что скрывать технологию изготовления такой продукции бесполезно и не имеет смысла. В связи с этим была разработана концепция защиты от подделки, согласно которой денежные билеты должны иметь не максимальную, а оптимальную защиту. Подделывать всё равно будут, но, главное, чтобы подделыватель не смог воспроизвести весь комплекс защиты, поскольку для него это будет слишком дорого. А для борьбы с подделывателями денежных знаков, ценных бумаг и прочих документов и бланков документов строгой отчётности такая полиграфическая продукция должна периодически меняться, то есть в неё должны вносить новые элементы защиты от подделки и отказываться от старых, ненадёжных, не оправдавших своего назначения. Подготовкой таких рекомендаций сейчас и занимается экспертная служба Центрального банка Российской Федерации.

Комплекс средств защиты денежных билетов от подделки в целом должен быть недоступен фальшивомонетчикам, поэтому их цель сделать продукцию более или менее сходную с подлинными денежными билетами. А так как в настоящее время нет ограничений для зарабатывания денег честным образом, то на путь фальшивомонетничества встают ленивые натуры. Лентяй же по определению ничего путного в жизни сделать не может.

Резюмируя изложенное, можно сделать следующие выводы.

1. Производством экспертиз защищённой от подделки полиграфической продукции (денежных билетов, ценных бумаг, документов строгой отчётности) должны заниматься только подготовленные эксперты, досконально знающие полиграфическое производство, включая свойства полиграфических материалов (бумаги, красок и пр.).

2. Вопросы «изготовлен ли денежный билет производством АО «Гознак» (для отечественных образцов) и «изготовлен ли денежный билет предприятием, осуществляющим производство денежных билетов соответствующей страны» (для валюты иностранных государств) являются единственно правильными, конкретными и не допускающими двусмысленности.

3. Для опытных экспертов, вооружённых соответствующими техническими средствами, нет и не может быть подделок, не отличимых от подлинных полиграфических изделий, снабжённых средствами защиты от подделки.

4. Поскольку фальшивомонетчики, во-первых, лентяи, во-вторых, не имеют соответствующего оборудования и материалов, используемых предприятиями, осуществляющими производство защищённой от подделки печатной продукции, то их фальшивки всегда отличаются от подлинных законно изготовленных оригиналов. Главное – уважительно относиться к денежным знакам, быть внимательным к обращению с денежной наличностью, не зацикливаться на одном элементе защиты, а просматривать весь комплекс визуально и тактильно определяемых признаков.

Литература:

1. Шашкин С. Б. Технико-криминалистическое обеспечение раскрытия и расследования экономических преступлений: судебно-экспертное исследование документов со специальными средствами защиты от подделки. // «Чёрные дыры» в российском законодательстве: Юридический журнал. – М.: 1С: Компьютерный Аудит. – 2002. – № 4. – С. 259–268.

2. Шашкин С. Б. Концептуальные и методологические основы криминалистического исследования документов, выполненных с использованием средств полиграфической техники и оргтехники. // «Чёрные дыры» в российском законодательстве. – М. – 2003. – № 1.

3. Анищенко И. А. Постановка вопросов на разрешение экспертизы документов, обеспеченных средствами защиты, денежных знаков и ценных бумаг. // Криминалистические чтения, посвящённые памяти Заслуженного юриста Республики Беларусь, доктора юридических наук, профессора Г. И. Грамовича: Материалы Международной научно-практической конференции (Минск, 21 декабря 2012 г.). – Минск: Изд-во Академии МВД Республики Беларусь, 2012. – С. 294–295.

4. Потанина И. В. Методика экспертного исследования документов и денежных билетов, снабжённых специальными защитными средствами. // Криминалистика и судебно-экспертная деятельность в условиях современности: Материалы II Всероссийской научно-практической конференции (25 апреля 2014 г.). – Краснодар: Изд-во Краснодарского университета МВД России, 2014. – С. 347–351.

5. Шведова Н. Н., Шведова К. А. Ещё раз о несовершенстве методики технико-криминалистической экспертизы защищённой полиграфической продукции. // Сборник материалов конференции МВД России «Технико-криминалистическое обеспечение раскрытия и расследования преступлений: Сборник материалов деловой программы XX Международной выставки средств обеспечения безопасности государства «ИНТЕРПОЛИТЕХ-2016» (г. Москва, ВДНХ, 18–21 октября 2016 г.). – М., 2016. – С. 186–188.

6. Криминалистические экспертизы, выполняемые в органах внутренних дел: Справочное пособие. / Под ред. И. Н. Кожевникова, В. Ф. Статкуса. – М.: ЭКЦ МВД России, 1992. – 74 с.

7. Лютов В. П., Рубцов М. В. Возможности комплексного криминалистического исследования поддельных документов, выполненных полиграфическим способом // Проблемы организации и проведения комплексных экспертных исследований: Материалы Всесоюзной научно-практической конференции (Рига, 5–6 декабря 1984 г.). / Отв. ред. Ю. Г. Корухов. – М.: ВНИИСЭ МЮ СССР, 1985. – С. 121–122.

8. Распознавание поддельных бумажных денег: Учебное пособие. / В. П. Лютов, Е. В. Стариков, М. П. Фроленко, В. В. Кузнецов. – М.: ЭКЦ МВД России, 1993. – 40 с.

9. Люледжан П. А., Мельников В. П. Отличительные признаки способов печати. // Полиграфия. – 1968. – № 12. – С. 18–20.

10. Мельников В. П. О равномерности распределения красочного слоя на оттиске. // Полиграфия. – 1970. – № 6. – С. 21–22.

11. Кареев В. Н. Современные тенденции борьбы с фальшивомонетничеством. // Судебная экспертиза: дидактика, теория, практика: Сборник научных трудов. – М.: Московский университет МВД России, 2005. – Вып. 2. – С. 78–86.

12. Кареев В. Н., Лютов В. П. Электронная база международных миграционных документов для правоохранительных органов // Судебная экспертиза: дидактика, теория, практика: Сборник научных трудов. – М.: Московский университет МВД России, 2010. – Вып. 6. – С. 134–139.


Комментарии (0)

Оставлять комментарии могут только авторизированные пользователи
Пока никто не оставил комментарий.

Реклама

Судебные экспертизы и внесудебные исследования

АНО "Исследовательский центр "Эксперт-Защита"

www.nezexp.ru  7433406@mail.ru   (495) 743-34-06

Перейти