Выполняется запрос
Научно-практический журнал
+7 (929) 677-34-06

Регистрационный номер в Роскомнадзоре ЭЛ №ФС77-51827

Журнал включён в базу данных РИНЦ

Лютов В. П. «Новое» в теории экспертизы – профилактическая экспертиза

В. П. Лютов,

научный редактор научно-практического журнала

«Энциклопедия судебной экспертизы»

кандидат технических наук

старший научный сотрудник

(г. Москва)

 

Проанализирована возможность существования профилактической экспертизы. Доказывается несостоятельность предложения профилактической экспертизы в качестве нового раздела экспертизы вообще и судебной экспертизы в частности.

Ключевые слова: судебно-техническая экспертиза документов; экспертиза защищённой от подделки печатной продукции; криминалистические коллекции образцов документов.

 

Л 96

ББК 67.53

УДК 343.983

ГРНТИ 10.85.31

Код ВАК 12.00.12

 

"New" in the theory of expertise – preventive expertise

 

V. P. Lyutov,

scientific editor of a scientific journal

«Encyclopedia of forensic examination»

Candidate of Technical Sciences

Senior Researcher

(city Moscow)

 

The possibility of the existence of a preventive examination is analyzed. The author proves the inconsistency of the proposal of preventive examination as a new section of examination in general and forensic examination in particular.

Keywords: forensic examination of documents; examination of printed products protected from counterfeiting; forensic collection of sample documents.

_____________________________________

 

Начальник кафедры криминалистических экспертиз Академии Министерства внутренних дел Республики Беларусь И. А. Анищенко в статье [1] со ссылкой на Закон Республики Беларусь пишет (пунктуация сохранена): «…проводится криминалистическая экспертиза определяющая достаточность защищённости документов средствами защиты от подделки». На основе анализа нормативных актов, «регламентирующих выпуск бланков документов», И. А. Анищенко указывает, что «основными целями указанной выше экспертизы являются: фиксация факта легального выпуска на территории государства новых документов и ввоза их из иных государств; формирование натурных криминалистических коллекций образцов этих документов; криминалистический учёт производителей такого рода полиграфической продукции, их технического оснащения и потенциальных возможностей; сбор данных о производителях специальных материалов и их компонентов; оперативное реагирование через рекомендации в процессе экспертизы на возможность подделки документов». И далее делает вывод: «Исходя из анализа объектов, субъектов и задач данной экспертизы, можно сказать, что она проводится в целях предупреждения преступлений, связанных с изготовлением и использованием поддельных документов, соответственно может называться профилактической экспертизой».

Профилактика (от греч. prophylaktikos предохранительный) – совокупность предупредительных мероприятий, направленных на сохранение и укрепление нормального состояния, порядка [2, 3]. Стало быть, объект предлагаемой экспертизы, как следует из её названия, не определён. Это означает, что в качестве объекта может выступать что угодно: предмет, явление – в любой отрасли знаний, например, профилактика заболеваний в медицине, профилактика аварийности автотранспортных средств. В отличие от обыденного языка, в юриспруденции любой термин требует конкретности, определённости, однозначности понимания. В том числе абстрактный термин «профилактика» требует указания конкретного объекта: на что направлена профилактика?

В российской нормативно-правовой базе[1], а также в справочной литературе [4–6] наименование отраслей судебной экспертизы привязано к названию объектов, например, баллистическая, взрывотехническая, дактилоскопическая. Что является в статье И. А. Анищенко конкретным объектом экспертизы – профилактика? Профилактика чего? И. А. Анищенко указывает: защищённой от подделки печатной продукции, то есть документов (в том числе платёжных инструментов на пластиковой основе [7–9]), на предмет соответствия проектируемых документов, опытных образцов установленному уровню защиты, для данной категории. Таким образом, речь идёт о документах, об объектах экспертизы документов и в данном случае о документах, снабжённых средствами защиты от подделки. При этом, под понятие «профилактики» (предупреждения!) не подпадают уже выпущенные эмитентом документы, поскольку речь идёт о проектируемых, а не о произведённых либо эмитированных документах. Возникает вопрос: насколько целесообразно дробить судебно-техническую экспертизу документов на мелкие частные исследования, выделять из неё мелкие разделы? На самом деле все мелкие частные вопросы решаются специалистами, получившими фундаментальные знания в базовой отрасли судебной экспертизы – судебно-технической экспертизе документов.

Есть ли у «профилактической экспертизы» либо даже у экспертизы защищённой (от подделки, хищения и контрафакции) печатной продукции свои предмет и метод, отличные от предмета и метода судебно-технической экспертизы документов, если защита создаётся с помощью полиграфических средств, специально разрабатываемых бумаги (точнее, субстрата), красок, полимерных материалов? Может быть для исследования защищённой печатной продукции используются какие-то особые приборы? Да нет, те же, что и для судебно-технической экспертизы документов: в основном, бинокулярные стереоскопические микроскопы, осветительные приборы, излучатели в УФ-диапазоне спектра, визуализаторы магнитных свойств для исследования репрографических документов, электронно-оптические преобразователи и проч.

Исстари периодически возникали несостоятельные идеи выделения из судебно-технический экспертизы документов «новых» направлений, к примеру, создание судебно-полиграфической экспертизы [10]. А может быть в этом есть смыл? А давайте дробить все судебные экспертизы! Подделал злоумышленник подпись способом копирования – оформим судебно-копировальную экспертизу. Оставил злоумышленник на месте происшествия следы обуви – давайте из трасологической экспертизы выделим самостоятельный раздел – «судебно-обувную экспертизу». Вскрыто металлическое хранилище углошлифовальной машиной (в просторечии «болгаркой») – сформируем судебную углошлифовальную экспертизу. Даже не смешно!

Возвратимся к определению «профилактической экспертизы». Как быть с «фиксацией факта легального выпуска на территории государства новых документов и ввоза их из иных государств; формирование новых натурных криминалистических коллекций (!) образцов этих документов; криминалистический учёт (!) производителей такого рода полиграфической продукции, их технического оснащения и потенциальных возможностей; сбор данных о производителях специальных материалов и их компонентов…»? Здесь возникает ряд вопросов. Во-первых, нужны ли для этого специальные экспертные знания и какие? Знание расположения кнопок на телефоне, чтобы связаться с производителем защищённой от подделки полиграфической продукции и получить от него сведения о выпуске, допустим, бланков ценных бумаг, получить образцы? Во-вторых, сбор сведений о производителях и эмитентах, в том числе о производителях материалов, криминалистический учёт их и учёт оборудования в Российской Федерации – прерогатива оперативно-розыскных подразделений ДЭБиПК МВД России при консультации с экспертами, выступающими в качестве специалистов (если такому специалисту доверяет оперативный уполномоченный). Кроме того, поскольку деятельность по производству защищённой от подделки печатной продукции лицензирована, то выдача лицензий и контроль за организациями-производителями и эмитентами осуществляет ФНС России[2]. В отличие от фантастических сериалов типа «ФЭС» в нашей стране, да думается и в Республике Беларусь, на экспертов-криминалистов не возложены функции следователей или оперативных уполномоченных по производству следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, в том числе по сбору сравнительных образцов[3].

Далее И. А. Анищенко приводит определение: «…профилактическая экспертиза – это непроцессуальное действие, состоящее в проведении по ходатайству заинтересованных предприятий, учреждений, организаций и должностных лиц исследований специалистами в области науки, техники, ремесла или иных сферах деятельности вводимых в эксплуатацию объектов и даче на основе этих исследований заключений по достаточности их защищённости от преступных посягательств». Во-первых, в русском языке экспертиза, как толкует этот термин словарь русского языка [2], – рассмотрение какого-нибудь вопроса экспертами для вынесения заключения. То есть экспертиза, исходя из её общежитейского определения, не обязательно судебная и, как частный случай, криминалистическая. Любая судебная экспертиза – процессуальное действие, регламентированное той или иной отраслью судопроизводства, если мы рассматриваем её с юридической точки зрения. В рамках непроцессуальной (то есть несудебной) экспертизы экспертом может выступать какое угодно сведущее лицо. В рекламных роликах вообще доходит до полного идиотизма, когда «экспертами» выступают маргарин, лапша, косметические средства, пылесосы и проч.

Во-вторых, поскольку «какое угодно сведущее лицо» является частным лицом, то возникает вопрос: причём тут сбор криминалистической и оперативно-розыскной информации? На каком основании и каким образом частные лица будут собирать справочно-информационные фонды криминалистической направленности, формировать криминалистические учёты производителей защищённой от подделки полиграфической продукции? Кто их допустит до конфиденциальных сведений?

В-третьих, как и с помощью каких технических средств и иного материального обеспечения частный эксперт будет устанавливать фактическую защищённость вновь изготавливаемых документов как от полной, так и от частичной подделки. Исследование защищённой печатной продукции (от подделки, от хищения, от контрафакции) могут проводить только эксперты, имеющие непосредственное отношение к такой продукции, о чём неоднократно указывалось в литературе [11], досконально знающие технологию и оборудование производства, средства защиты этой продукции, владеющие статистикой подделки тех или иных элементов защиты [12], поскольку, только имея статистические сведения о способах подделки тех или иных средств защиты, можно сделать вывод об их надёжности, но не дилетанты, получающие информацию исключительно из Интернета.

Поскольку «профилактическая экспертиза» не связана с расследованием уголовно наказуемых деяний, она не является технико-криминалистической. Тогда, причём здесь термины «криминалистическая коллекция образцов», «криминалистический учёт производителей»? Такая экспертиза документов на предмет установления надёжности защиты при возникновении деликта не может быть принята ни гражданским, ни арбитражным судом, поскольку произведена до возбуждения производства по делу. Таким образом, «профилактическая экспертиза», которую И. А. Анищенко относит к «непроцессуальному действию», является, по сути, технической экспертизой документов, подобно экспертизе, осуществляемой при аутентификации и датировке памятников письменности. И получается, что такая экспертиза представляет непосредственный интерес исключительно для производителей защищённой от подделки печатной продукции.

Подводя итог изложенному выше, приходим к следующим выводам:

1. Термин «профилактическая экспертиза» неконкретный и некорректный, допускающий широкое толкование, что исключает его использование в юриспруденции.

2. Предлагаемая «профилактическая экспертиза» является, по сути, технической экспертизой документов, не имеющей отношения к судопроизводству.

3. Экспертиза проектируемой защищённой от подделки печатной продукции на предмет оценки надёжности защиты не может производиться частными лицами, не имеющими опыта, соответствующего технического обеспечения, не владеющих статистикой подделок и, как следствие, не допущенных к такого рода исследованиям.

4. Эксперты (в том числе негосударственные) не имеют права самостоятельно собирать информацию о технологиях, оборудовании и о производителях, занятых в производстве защищённой от подделки (а также от хищения и от контрафакции) печатной продукции.

5. Наконец, печально, что И. А. Анищенко не различает экспертную деятельность в общем случае, судебно-экспертную деятельность, следственную деятельность, оперативно-розыскную деятельность.

 

Литература:

1. Анищенко И. А. Особенности методики проведения профилактической экспертизы. // Материалы V Международной научно-практической конференции «Теория и практика судебной экспертизы в современных условиях» (г. Москва, 22–23 января 2015 г.). – М.: Проспект, 2015. – С. 37–39.

2. Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка. – М.: Азбуковник, 1997.

3. Краткий словарь иностранных слов. / Под ред. Лёхина, Петрова. – М.: Государственное издательство иностранных и национальных словарей, 1950.

4. Криминалистические экспертизы, выполняемые в органах внутренних дел: Справочное пособие / Под ред. И. Н. Кожевникова, В. Ф. Статкуса. – М.: ЭКЦ МВД России, 1992. – 73 с.

5. Справочник по судебным экспертизам для следователей: Практическое пособие. / Под общ. ред. А. И. Бастрыкина. – М.: Московская академия Следственного комитета Российской Федерации. [Электронный ресурс] krk.sledcom.ru›upload/site79/krim/txt/SPRAV.docx

6. Скоморохова А. Г. Экспертизы, проводимые в системе правоохранительных органов: классификационный перечень, задачи, тенденции развития. // Информационный бюллетень № 3. – М: Академия управления МВД России, 1997. – С. 16–21.

7. Мещерякова А. А. Технико-криминалистическое исследование пластиковых платёжных документов: Дисс … канд. юрид. наук. – М., 2011. – 203 с.

8. Попова А. А. Преступления с использованием платёжных карт. // Энциклопедия судебной экспертизы: Научно-практический журнал. – 2017. – № 4 (15). [Электронный ресурс; Регистрационный номер в Роскомнадзоре ЭЛ № ФС–77-51827] URL:http://www.proexpertizu.ru/general_questions/755/

9. Попова А. А. Важность доказательственного значения экспертного исследования пластиковых карт в раскрытии и расследовании преступлений. // Энциклопедия судебной экспертизы: Научно-практический журнал. – 2018. – № 3 (18). [Электронный ресурс; Регистрационный номер в Роскомнадзоре ЭЛ № ФС–77-51827] URL:http://www.proexpertizu.ru/general_questions/791/

10. Павленко С. Д. Понятие судебно-полиграфической экспертизы. // Криминалистика и судебная экспертиза: Республиканский межведомственный сборник научных и научно-методических работ. – Киев, 1979. – Вып. 19. – С. 85–89.

11. Лютов В. П. О компетенции экспертов в вопросах исследования защищённой от подделки печатной продукции. // Энциклопедия судебной экспертизы: Научно-практический журнал. – 2019. – № 2 (21). [Электронный ресурс; Регистрационный номер в Роскомнадзоре ЭЛ № ФС–77-51827] URL:http://www.proexpertizu.ru/theory_and_practice/831/

12. Лютов В. П. Оценка надёжности защиты от подделки пластиковых финансовых инструментов // Вестник Московского университета МВД России. – 2012. – № 10. – С. 139–142.

 

 


[1] 1) Приказ МВД России от 29 июня 2005 г. № 511 «Вопросы организации производ­ства судебных экспертиз в экспертно-криминалистических подразделениях органов внут­ренних дел Российской Федерации»; 2) Приказ Министерства юстиции Российской Федерации от 19 мая 2006 г. № 198 «Об утверждении Перечня видов (родов) экспертиз, обязательных для производства в государственном учреждении Российском федеральном центре судебной экспертизы при Министерстве юстиции Российской Федерации, и Перечня видов (родов) экспертиз и экспертных исследований, проводимых в государственном учреждении Российском федеральном центре судебной экспертизы при Министерстве юстиции Российской Федерации на договорной основе». // Эксперт-криминалист: Федеральный научно-практический журнал. – 2008. – № 1.; 3) Приказ Министерства юстиции Российской Федерации от 14 мая 2003 г. № 114 «Об утверждении перечня родов (видов) экспертиз, выполняемых в государственных судебно-экспертных учреждениях Министерства юстиции Российской Федерации, и перечня экспертных специальностей, по которым предоставляется право самостоятельного производства судебных экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях Министерства юстиции Российской Федерации» (в ред. приказов Минюста России от 12 сентября 2005 г. № 169, от 9 марта 2006 г. № 36, от 12 марта 2007 г. № 48) // URL:http://base.consultant.ru/cons/cg

[2] Постановление Правительства Российской Федерации от 21 ноября 2011 года № 957 «Об организации лицензирования отдельных видов деятельности».

[3] Согласно п. 2 ч. 4 ст. 57 УПК России, а также ст. 16 Федерального закона от 31 мая 2001 года № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации».


Комментарии (0)

Оставлять комментарии могут только авторизированные пользователи
Пока никто не оставил комментарий.